Интервью: Иван Дмитрашко

09.06.2014 / Интервью / Теги: , ,

W9Ie9JrlXmIЭтим летом Иван уезжает на 2 месяца путешествовать по Латинской Америке… а все почему? Потому что вовремя бросил нелюбимую работу. Узнаем подробнее о тренингах по командообразованию, музыке, stand-up проектах и многом другом!

Имя: Иван Дмитрашко

Возраст: 25

Город: Москва

Здравствуйте, Иван! Богатый опыт в сфере экономики, музыки и многом другом, казалось бы — несовместимые вещи! Как Вам удается все держать под контролем? Какие 3 главные черты своего характера Вы могли бы выделить?

Иван: Я бы не стал преувеличивать роль контроля в жизни человека. Желание иметь чёткий план действий избавляет нас от чувства неопределённости, но оно же не даёт нам увидеть новые возможности там, где они на самом деле есть. Думаю, что рассуждать о собственных положительных качествах – довольно вульгарно. А вот если говорить о ценностях, которых я стараюсь придерживаться, то главную можно сформулировать так: «Развитие начинается там, где кончается зона комфорта». Работая в тех сферах, где творческий подход является неотъемлемой частью процесса, самое главное – нетерпимость к фальши. Она, к сожалению, обильно представлена самыми изысканным своими формами в окружающем нас мире. Но начинается  всегда внутри человека. Например, если человек делает какое-то дело ради заработка или продвижения в карьере, но не получает удовольствия.

Часто можно услышать такое рассуждение: «нужно какое-то время потерпеть, заработать денег, что бы потом получить возможность заниматься тем, чем действительно хочется». В этом и беда – люди могут годами жить и работать, убеждая себя в том, что их всё устраивает. Отсюда так много раздражённости и потерянного времени.

В каком возрасте Вы заинтересовались экономикой и почему выбрали именно эту сферу?

Иван: До 17 лет я не имел привычки задумываться над «обстоятельными», серьёзными категориями. Не хотел бы, что бы это звучало как оправдание, но я до сих пор не вижу в этом ничего трагичного. Размышления, которые содержат в себе утверждения вроде «я всю жизнь хотел» и «я точно знаю» вызывают у меня больший скепсис. Решение о моём образовании было принято родителями, поэтому не отличалось своей оригинальностью: раз мальчик, значит должен работать и зарабатывать. А тогда выпускники банковских специальностей отличались внушительными карьерными перспективами.

Как появился интерес самообразования в рамках технического анализа рынка ценных бумаг?

Иван: Как я уже говорил, к первому курсу я пришёл человеком довольно упрощённых взглядов на будущее. Трейдинг тогда (да и всегда) был весьма романтизированным способом себя проявить. Быстрота и риск – разве нужно что-то ещё? К тому же это наилучшим образом соответствовало образу «бизнесмена», сформированному кино-индустрией: твоя успешность и твои доходы прямо пропорциональны твоим амбициям, энергии и чувству собственной уникальности.

После университета Вы работали в ЦБРФ. Как можете оценить полученный опыт? Проходило ли все легко и просто или были подводные камни?

Иван: Это тот опыт, которого я бы никому не пожелал, но мне он помог решить важнейший вопрос, встающий после получения диплома: что это мне даёт? ЦБРФ, как и любая другая российская государственная структура, известны своей консервативностью и неповоротливостью – от современного стиля ведения бизнеса они отстают на пару десятилетий. Поэтому сложностей непосредственно в работе быть не могло. Сложнее было сохранять имевшиеся знания и продолжать бороться с принятой всеми традицией неэффективного использования рабочего времени. Впрочем, ЦБРФ способен настолько сильно изменить представления молодых специалистов о будущем российской банковской системы, что заслуживает отдельной беседы!

Вы владеете 2 языками, возможно, Вы проходили где-то стажировку или путешествовали, интересно было бы узнать о полученном опыте.

Иван: С немецким всё достаточно стандартно: хорошая языковая школа, преподаватели-носители языка и небольшая студенческая поездка в Германию уже в институте. А с английским было веселее. Я не сильно преувеличу, если скажу, что благодаря «пиратскому» переводу на старых vhs-кассетах английский выучивается автоматически ещё до школы. Поэтому суть всего последующего преподавания языка сводилась исключительно к расширению словарного запаса и минимальному вмешательству в область грамматики. Именно поэтому я считаю, что вряд ли можно нанести ребёнку больший вред, чем показывать ему старые диснеевские мультфильмы в современном дубляже.

Как повлияла музыка на Ваше будущее? Многие скептически относятся к работе в сфере искусства и предпочитают скорее точные, технические и гуманитарные науки. Каково Ваше мнение?

Иван: Скепсис во многом связан с тем, что в сознании людей интерес к искусству и рынок труда для таких специалистов подменяют друг друга. Мало кто хочет выходить на пенсию преподавателем детской музыкальной школы, но это никоим образом не оправдывает людей, не владеющих ни одним музыкальным инструментом, не говоря уже об отсутствии слуха или чувства ритма – сегодня это моветон. Все мы можем вспомнить своих многочисленных знакомых, которых «заставляли в детстве» ходить в музыкальную школу, которую потом они благополучно бросили, а теперь они очень хотят снова научиться.

Я считаю полученный музыкальный опыт самым ценным, что есть в моей жизни, как бы громко это ни звучало. Очень жаль, что творческое образование многими взрослыми людьми ошибочно воспринимается как очередной детский кружок, наравне с гимнастикой, плаванием или лепкой. Речь ведь идёт не только и не столько о конкретных навыках, сколько о формировании мировоззрения и даже характера. Но при всей моей крайней необъективности в вопросах, касающихся творческого образования, считаю, что лучше быть хорошим физиком, чем плохим музыкантом.

Совсем недавно Вы стали одним из основателей импровизационной команды. Это достаточно необычное увлечение — презентация театрализированных юмористических шоу. Расскажите об этом опыте поподробнее?

_6VY4DXpbvcИван: Об импровизации практически бесполезно рассказывать, это действительно нужно видеть. Вы с лёгкостью составите своё собственное представление об этом набрав «improv» в поиске. Такой формат существует в США с середины прошлого века – сформирована гигантская индустрия, половина известнейших актёров кино начинала свою карьеру с участия в имров-шоу.

Если очень коротко, то суть этого формата в следующем: создаётся уникальная атмосфера спонтанного взаимодействия актёров на сцене, которые не имеют ни малейшего представления о том, что будет происходить через секунду, и именно от этого они получают огромное удовольствие. В России всё это находится в зачаточном состоянии, что связано с рядом причин среди которых я бы особо отметил то самое желание держать всё под контролем. Эта особенность мышления часто встречается у моих ровесников, что особенно поразительно.

И… в тоже время Вы занимаетесь дизайн-мышлением в Высшей Британской Школе Дизайна. Расскажите поподробнее об этом занятии? Как Вас заинтересовала данная сфера? Возможно, какое-то событие или люди оказали влияние?

Иван: Когда мне стало очевидно, что идея карьеры экономиста себя исчерпала, вокруг меня вдруг обнаружилось огромное количество возможностей, в самом разном смысле этого слова – от получения творческого образования за рубежом до собственного старт-ап проекта. В ВБШД есть уникальная команда – лаборатория творческого интеллекта Wonderfull, регулярно организовывающая воркшопы по дизайн-мышлению для самых разных организаций. Мы познакомились на одном из наших импровизационных шоу в прошлом году и, по всей видимости, теперь будем дружить очень долго.

Дизайн-мышление – это новый, нестандартный и потому более эффективный способ поиска решений. Проще привести пример. Представьте, что лет тридцать назад был проведён опрос: «Что бы Вы хотели изменить в своём домашнем телефоне, что бы он стал удобнее?». Большинство людей ответило «длинный провод». Дело происходило за несколько лет до изобретения домашнего радио-телефона. На воркшопах по дизайн-мышлению я работаю вместе с Wonderfull и объясняю участникам, что на самом деле все мы можем генерировать сотни и тысячи креативных идей, но не делаем этого, потому что боимся. А страх – самая бесполезная потеря времени.

Невозможно предложить рынку новый продукт, если мыслить по-старому – это одна из главных движущих сил дизайн-мышления. И потом, какой современный человек в 21-ом веке захочет жить  с шаблонами и стереотипами в голове, которые были ему навязаны?

Расскажите о своих тренингах и мастер-классах по командообразованию? Существовала ли похожая методика когда-нибудь? В каких сферах Вы задействованы?

Иван: В США и Европе такие методики давно и с успехом применяются, поскольку самое явление «improv» там знакомо любому школьнику. Импровизационный курс является обязательным для студентов даже технических институтов. Что бы было совсем понятно, то среди компаний, сделавших себе имя, используя принципы импровизации, например Disney, IDEO и Apple.

В России этой методики раньше не существовало. Большинство тренингов у нас в стране использует весьма шаблонный и давно устаревший инструментарий: от нескольких часов лекций с претензией на моментальную мотивацию сотрудника до совместных песен под гитару где-то за чертой города. Как я говорил, методика импровизации применима не только на сцене.

QcLs1iwpyyQ

Главной чертой своих занятий я сделал юмор и неформальное взаимодействие. Причём чем «серьёзнее» компания, тем лучше. Тренинг применим везде, где речь идёт о взаимодействии людей друг с другом. Не важен ни возраст, ни профессиональная область людей – от банков и дилерских агенств, до event-компаний и детей-старшеклассников.  Моё глубокое убеждение в том, что самое главное в любом деле – команда. Люди не могут и не должны взаимодействовать друг с другом на уровне рабочего функционала и обмена мнениями во время обеда касательно погоды, автомобилей и качества курортов. Тренинг очень подвижный.  Мы работаем с такими понятиями, как безоценочное восприятие друг друга, спонтанность, парадоксальность мышления и многое другое. Импровизация помогает видеть новые возможности там, где другие не замечают ничего. А главное, что ошибок не существует.

На моих тренингах люди смеются и ведут себя естественно – это именно то, что они не могут «позволить» себе на работе. Очень странная особенность офисной жизни, на мой взгляд.

Какие у Вас планы на будущее? 

Иван: Жизнь вдали от нелюбимой работы и вообще от всего, что навязывается нам современным устройством общества показала мне, что самое интересное и приятное происходит тогда, когда нет никаких особых планов и схем действия. Совсем недавно друзья режиссёры позвали в новый театральный проект, который запускается этой осенью. Чуть раньше приятели попросили помочь придумать развлекательную программу для летнего лагеря. В результате позвали через пару недель ехать вмести с ними вожатым. Из запланированного, пожалуй, только одно – осенью начну выступать с собственным stand-up проектом – очень надоел примитивный уровень тех шуток по ТВ, который, как ни странно, устраивает внушительную часть аудитории.

Самое главное – жить в своё удовольствие. Молодость ведь одна и нет смысла откладывать удовольствие на «потом».

Спасибо за интереснейшее интервью, Иван! Желаем Вам творческих успехов и всего самого замечательного!

Добавить комментарий